Человек, совершивший переворот в наружной рекламе.

Моше Нур - основатель Nur Macroprinters
и изобретатель цифровой широкоформатной печати.

         Мировая монополия телевидения, радио и прессы на рекламные бюджеты клиентов рухнула в середине 90-х в одночасье. Кто же стал этим суперигроком, растолкавшим конкурентов? Это было десятилетие новых коммуникационных технологий. Кто же подточил почти столетнее могущество традиционных грандов? Интернет? Отнюдь. Правильный ответ - старая добрая наружная реклама и реклама на местах продаж (Р.О.Р.).
         Впервые со времён наскальной графики наружная реклама перестала быть эксклюзивной. Фактически существовало всего два варианта производства: офсетное (большие тиражи) и кустарное (художники вручную раскрашивали полотно или объект). Офсетная печать смертельна для небольших кампаний. Стоимость одного экземпляра возрастает невероятно. Обсуждать же, сколько стоит производство единичных работ, к примеру, брандмауэра на небоскрёбе, вовсе нелепо.

         Фактически клиенты составляли замкнутый клуб с серьёзной платёжной ведомостью. Средние и маленькие рекламодатели вынуждены были довольствоваться доступными СМИ: пресса, радио. А потом пришёл Моше Нур, и наружная реклама, а особенно Р.О.Р., стали практически всем.
         Планировал ли Моше Нур (Moshe Nur) "наказать" телевидение? Вряд ли. Он просто хотел больше зарабатывать. И вынужден был изобрести широкоформатную цифровую печать. Результат работ пьезоэлектрических принтеров отвечает основным требованиям рекламодателей: сроки производства, качество и стоимость.
В 1991 году в Израиле родилась компания Nur Macroprinters (Израиль).

Рождение идеи.
         Сегодня львиная доля постеров для рекламных щитов, лайт-боксов и брандмауэров изготавливается по технологии цифровой широкоформатной печати. Один из идейных вдохновителей - Моше Нур - уже несколько лет, как отошёл от придуманной им же компании. Но он по-прежнему в бизнесе наружной рекламы. По-прежнему разрабатывает глобальные проекты. Внедряет, продаёт. Но в своем офисе в одном из районов Израиля прессу не принимает никогда. Почему? Был эпизод. Какой? Не хочет говорить. Исключение - журналисты "НРР". Почему? Есть идеи. Рынок интересен.
         Компания, в которой работал Моше Нур с 1974 года, была оператором наружной рекламы в Израиле. К 1980 году её доля рынка уже превышала 50%. Страна специфическая. Поверхностей много. Клиенты не очень богаты. Главное требование - частая сменяемость изображений на постерах.
         "Контрольный" пакет рынка позволил принять решение о дальнейшем развитии за счёт новых разработок. Одна из первых - светодиодный дисплей (1985 год), моментально завоевавший успех и признание покупателей во всём мире. Главный недостаток дисплеев того времени - отсутствие светодиодов синего цвета (их ещё не изобрели). Отображение полноцветной анимации пока ещё было невозможно.
         Во второй половине 1980-х годов объёмы рекламного рынка Израиля продолжали увеличиваться. По словам Нура, у его компании каждые две недели заказывались рисунки площадью 200-300 кв.м. Единственным способом качественно преобразовать бизнес могло стать только применение печатающего оборудования. Нур обратился к ведущим израильским инженерам, с которыми сотрудничал ещё на этапе разработки светодиодного дисплея. Изобретатели продемонстрировали в окружающей среде печатный рекламный плакат с низким разрешением. Подсчитали стоимость печати и оборудования.

Первые промахи и достижения.
         Все работы над первым цифровым широкоформатным принтером велись под строжайшим секретом, в небольшом гараже во дворе дома Моше Нура. Разработчикам пришлось столкнуться с рядом непредвиденных проблем. Помимо аппаратной части, требовалось найти технологическое решение красок для печати. Поначалу не удавалось изготавливать цветные изображения, а полноцветные отпечатки не отличались стойкостью к воздействию ультрафиолета. К примеру, через десять минут после того, как в качестве эксперимента инженеры вывесили под открытым небом первый широкоформатный печатный плакат, синий цвет на нём выгорел полностью. В следующий раз, когда реклама была отпечатана уже для конкретного заказчика, краску на постерах смыло дождём.
Наконец, в 1990 году полноценная beta-версия машины - будущего "Nur Outboard" была разработана.

         Спустя два года после усовершенствования принтера в Nur приняли решение о серийном производстве. В поисках дополнительных инвестиций и маркетинговой поддержки Моше Нур обратился в компанию Scitex, известную в качестве поставщика печатных технологий. В день демонстрации возможностей нового оборудования был заключён контракт на серийные продажи.

         Развитие данного направления требовало значительных инвестиций в производство. В 1994 году Nur Macroprinters заключила сделку с израильском банком "Дисконт" на заём в 120 млн. долларов, но израильский рынок ценных бумаг начал стремительно падать, и поэтому эта попытка была неуспешной. Компания решила выйти на Американскую фондовую биржу, специализирующуюся на акциях высокотехнологичных IТ- компаний (NASDAQ). В результате удалось привлечь около 9,5 млн. долларов. Как отметил Моше Нур, этого было немного, но достаточно для продолжения работ. Немалые средства были вложены в дальнейшие исследования и разработку, модернизацию производства и усиление маркетинга.

"NUR не нужны посредники"
         В период партнёрства с Scitex компания Моше Нура получала от дистрибьюторов 315.000 долларов за машину. На рынке принтеры "NUR" продавались по 780.000 долларов. Реальная же прибыль за один произведённый принтер для Nur Macroprinters составляла 60.000 долларов. По мнению Моше Нура, Scitex также не уделяла особого внимания позиционированию оборудования "NUR" и сервисному обслуживанию - в частности, специалистов и своевременному оказанию технической поддержки конечным пользователям.
         Это сказалось на продажах принтеров "Nur Outboard" притом, что, как отмечает Нур (в настоящее время владелец печатного дома "Яхав-Принт") эти машины работают на его производственной базе безостановочно. После переговоров с президентом компании Scitex, Nur Macroprinters получила право на продажи собственного оборудования во всём мире, кроме Дальнего Востока.
         Уже в 1994 году открылись презентационные центры в Германии и Бельгии и подразделение технической поддержки. Система "Стены" (изображения на баннерной ткани и строительной сетке) также стала одним из наиболее успешных проектов компании. По словам Моше Нура, к 1995 году почти вся реклама на стенах высотных зданий в Нью-Йорке, а также большинство брандмауэров в других странах мира изготавливалась на принтерах его компании. Это, к примеру, привело к забастовке нью-йоркских художников, которые ранее расписывали небоскребы крупнейшего города США. Забастовки прекратились только после того, как художникам были выплачены компенсации. Продажи собственными силами следующей линейки - принтеров "Nur Blueboard" - приносили компании 500.000 долларов за каждый, притом, что производство одной машины стоило компании около 100.000 долларов.

Разработки продолжаются.
         Параллельно компания работала над принтером "Nur Fresco". Для того, чтобы оборудование стало действительно конкурентоспособным, к участию в проекте Моше Нур привлёк специалистов из американского подразделения Scitex - компании Scitex Digital Printing. Однако закончить разработку удалось только при помощи специалиста в области печатающих головок из компании Idanit. Выход на рынок машин "Nur Fresco" отразился не только на объёмах продаж производителей оборудования для широкоформатной шелкотрафаретной печати, но и на продажах оборудования конкурентов: Scitex, SignTech и Vutek.
         В 1997 году Моше Нур после продажи 36 % акций Nur Macroprinters группе частных инвесторов Josephtal Lyon & Ross Incorporated вышел из состава совета директоров компании.

Что дальше?
         Летом 2002 года его партнёрская компания "Шивук" (Израиль) подписала контракт с Mitsubishi на разработку электронного широкоформатного дисплея. Причём, по словам Моше Нура, технология передачи изображения будет чем-то сродни методу, используемому в ЖК-дисплеях. Формат этих экранов будет не ограничен, благодаря чему их можно будет использовать вместо брандмауэров. Судить о роли, которую сыграют дисплеи "Шивук" в индустрии наружной рекламы, вероятно, можно будет уже очень скоро.